Литература > Архив "Остросюжетной литературы"

Как писать остросюжетные мистические триллеры

(1/9) > >>

Нэд Нуарб:
Как писать остросюжетные мистические триллеры
(по мотивам романов Дэна Брауна «Иллюминаты» и «Код да Винчи»)

Тяжек труд писателей, в поте лица своего добывющих хлеб насущный на ниве детективной литературы. Вот и придумывают они оригинальные темы, чтобы оторваться от конкурентов. Рекс Стаут, например, заставил главного героя разводить орхидеи, Дик Фрэнсис пишет о скаковых лошадях, а Дэн Браун – о мировой культуре. Это он здорово придумал – за шесть тысяч лет человечество этой самой культуры столько понаделало, что на сотню романов о Роберте Лэнгдоне хватит, да и на долю Умберто Эко со товарищи останется.

Предлагаю поклонникам творчества Дэна Брауна наброски к новому остросюжетному мистическому триллеру «Лингам Шивы». За мной, читатель!

Итак, сперва место действия. Ну, в Риме мы уже были, в Париже тоже были, а вот в Лондоне, например, еще не были! А что? Столичный город, архитектура, история, культуры завались... Решено, читатель, отправляемся в Лондон!
Теперь завязка. Гмм... А, есть идея! На стене Вестминстерского Аббатства появилась загадочная надпись – слово из трех букв. Скотланд-Ярд сбился с ног, эксперты бессильны, ибо третья буква слова в алфавите отсутствует, а без нее надпись не поддается расшифровке. На помощь, как всегда, приходит Роберт Лэнгдон из Гарварда, профессор иконографии и истории религии, разбуженный звонком британского премьер-министра в три часа ночи.
Хорошо! На очереди оккультный орден. Так, иллюминаты, тамплиеры, Opus Dei – все это уже было, нужно что-то новое, свежее. Эврика!!! Тайный  Орден Великого Лингама Шивы (змей Кундалини, Шакти, Пракрити, Третий Глаз, разрушение миров, созидание миров и далее в ассортименте). Главным святилищем Ордена является Большой Бен – знаменитая лондонская башня с часами.  
Так как мы в Англии, то вопрос с мировой культурой решается просто – Шекспир, только Шекспир! Берем адаптированное издание «Шекспир для домохозяек» и выписываем несколько имен: Гамлет, Макбет, или вот, например, Отелло – то ли оно кого-то задушило, то ли его (или ее?) замочили – в общем, для триллера в самый раз!
Чуть не забыл! Этот Лэнгдон прямо как дите малое – без спутницы никуда, пропадет ведь, бедолага. Софи, Виттория, ну пусть будет на этот раз Аманда (а что, имя красивое и романтическое), восходящее светило нейрохирургии, которая может произнести без запинки слово «гипоталамус» и между делом порассуждать, на радость читателям, о тайнах структуры человеческого мозга – этого Венца Творения (а то все лингам да лингам). Но мы отвлеклись. Вперед, читатель!
Итак, Лэнгдон стоит в полночь на Трафальгарской площади у колонны Киплинга и ждет Аманду... (Что? Колонна не Киплинга, а Нельсона? А какая разница, это же триллер! Ну ладно, пусть будет Нельсона, мне не жалко)... Мысленно он перенесся в Гарвард, увидел себя перед аудиторией. Вот он поворачивается к студентам и произносит:
- Знаете ли вы, что все точки окружности равноудалены от ее центра?  
Опции сообще– Поразительно! – восклицает кто?то из студентов. Даже в темноте, царившей в аудитории, Лэнгдон видит, как все они потрясены. И чувствует, как по телу разливается приятное тепло. Ради таких моментов он и преподает...
Лэнгдон вздрогнул и открыл глаза. Внимание, читатель!
И в лунном свете ему явилась тень отца Макбета и поведала ему... (Ну что на этот раз?! Ах, отец не Макбета?! Ну вы меня уже достали! То Соломон не того, кого надо, породил, то теперь с Макбетом проблемы! И что это вас вопросы чужого отцовства так интересуют? Пишите сами, если такие умные!). Так вот, выясняется, что пьесы Шекспира сочинил вовсе не Шекспир, а Френсис Бэкон. Ну это, положим, все знают, а вот сейчас, читатель, я тебя удивлю. Бэкон оказался женщиной! (Не ожидал? Я сам, признаться, тоже). И эта Френсис была возлюбленной Шекспира и рассказывала ему по ночам разные истории, как Шехерезада, а он, подлец, их записывал и издавал под своим именем. Впрочем, от адепта  Тайного  Ордена Великого Лингама Шивы и не такого можно ожидать.
Аманда же оказалась прямым потомком Вильяма Шекспира и Френсис Бэкон и у них в роду передавалась тайно из поколения в поколение от матери к дочери шкатулка с рукописью Френсис. И эта рукопись помогла в конце концов Лэнгдону прочитать загадочное слово из трех букв и разоблачить зловещих поклонников Лингама Шивы. Магистр Ордена (им оказался спикер Палаты Лордов) бросился с Биг Бена вниз головой и расшибся всмятку, а Лэнгдон вернулся в Гарвард рассказывать студентам о своем любимом числе «пи» и вспоминать Аманду.

Что такое? Не нравится? Ну вы и зажрались, господа хорошие! Это же ЛИТЕРАТУРА, а не диссертация. Ну, как хотите! Идите и читайте тогда путеводитель по Лондону, медицинскую энциклопедию и Шекспира. Желательно в оригинале!

Нэд Нуарб, графоман в отставке
 

Козизяблик:
Полностью поддерживаю ход мысли. Мы с мужем называем такую писанину "седьмая чакра".  ;)

Хочу защитить все-таки доброе имя Умберто Эко. По крайней мере, он профессиональный медиевист и знает, о чем пишет. И "Маятник Фуко", по моему глубокому убеждению, вовсе не о тайных обществах, Плане и заговоре, а об опасности подобных измышлений! О том, как символы порождают новую реальность, которая выходит из-под контроля создавшего ее.

А м-р Браун, вот, пожалуйста, биография:
Дэн Браун родился в 1965 году в Нью-Гэмпшире (США), отец его был профессором математики, а мать – профессиональным музыкантом. Он окончил академию Филипс-Экзетер и Амхэрст-колледж, затем отправился в Калифорнию, где начал свою карьеру как автор песен, музыкант и исполнитель, выпустил несколько компакт-дисков со своими записями. В 1993 году Дэн Браун вернулся в Нью-Гэмпшир и стал преподавать английский язык в Амхэрст-колледже. В 1995 году совместно с женой опубликовал книгу «187 мужчин, от которых следует держаться подальше: путеводитель для романтически фрустрированных женщин». В 1998 году писатель, которого всегда интересовали философия, история религии, криптография и тайные организации, опубликовал свой первый роман-триллер – «Цифровая крепость». Дальнейшие его произведения также создавались на «стыке жанров»: в 2000 году свет увидел интеллектуальный конспирологический детектив"Ангелы и демоны", а в 2001 году вышел триллер «Точка решения» («Deception Point»). В 2003 году приключения профессора Роберта Лэнгдона из «Ангелов и демонов» были продолжены романом «Код да Винчи» – в первый же день после публикации он был продан в количестве 6 тысяч экземпляров, а общий мировой тираж бестселлеров Дэна Брауна, переведенных на 40 языков, приближается к 8 миллионам экземпляров. Писатель также занимается журналистикой, регулярно публикуется в журналах «Newsweek», «TIME», «Forbes», «People», GQ, «The New Yorker», выступает в различных популярных радио– и телепрограммах.


По-моему, говорит само за себя

Нэд Нуарб:
Уважаемый (ая) Козизяблик!
Спасибо за первую рецензию  :rolleyes:
Умберто Эко я лягнул нечаянно, в запале, в связи с чем приношу свои извинения.
К Эко я отношусь достаточно прохладно, думаю, это дело вкуса, но в его познаниях у меня никаких сомнений нет, а есть чувство глубокого уважения к оным.
Что же касается биографии Брауна, то, мне кажется, Вы ошибаетесь. Браун гораздо старше. Судите сами:
Он выведен в «Двенадцати стульях» Ильфа и Петрова под именем Ляпис-Трубецкой.
Берлиоз из «Мастера и Маргариты» списан Булгаковым с Дэна Брауна.
Наконец, ему посвятил эпиграмму Осип Мандельштам:
    Один еврей, к тому же комсомолец,
    Живописать решил дворянский старый быт:
    «На закладной под звуки колоколец
    Помещик в подорожную спешит»

С уважением
 

Козизяблик:
Да, действительно, я ошиблась  :P
но, знаете, в биографиях людей такого сорта всегда очень много неясностей и белых пятен: где вы были в ночь с 12 на 21 ноября 1924-1940гг.?

Люди в рецензиях писали: спасибо Брауну, а то я вообще про эту тему ничего не узнал бы!
Мне лично кажется, что далеко небезразлично, из каких источников получен первое знание о чем-либо. Есть большая опасность, что человек, прочитав подобный опус (но не деи :), на голубом глазу станет отстаивать подобные теории и в дальнейшем, а потом, не дай Бог, и сам писать. Знания, как и оружие, опасно при неправильном с ним обращении.
привет :)

Буся:

--- Цитировать --- Наконец, ему посвятил эпиграмму Осип Мандельштам:
    Один еврей, к тому же комсомолец,
    Живописать решил дворянский старый быт:
    «На закладной под звуки колоколец
    Помещик в подорожную спешит»

С уважением
--- Конец цитаты ---
Вообще-то это эпиграмма на поэзию Иосифа Уткина

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии