Форум Альдебаран
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
15 Октября 2019, 05:45:28

Войти
Перейти в Библиотеку «Альдебаран»
Наш форум в версии для PDA (КПК)
Наш форум в версии для WAP

Наш форум переехал на новый сервер. Идет настройка работы сайта.
1188329 Сообщений в 4359 Тем от 9549 Пользователей
Последний пользователь: Nora.05
* Начало Помощь Календарь Войти Регистрация
Форум Альдебаран  |  Литература  |  Литературные процессы и течения (Модераторы: Лiнкс, Chukcha2005)  |  Тема: Любимое стихотворение - 8 0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 21 22 23 [24] 25 26 Вниз Печать
Автор Тема: Любимое стихотворение - 8  (Прочитано 206428 раз)
Вэл
Виталий
Библиотекарь
********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 6652


Казахстан, г.Алматы


E-mail
« Ответ #1150 : 14 Октября 2014, 12:43:43 »

Харт Крейн

ФАНТАЗИЯ НА ТЕМЫ ОПЕРЫ "КАРМЕН"

Витых извивов выплетая вязь,
Сквозь сладковатый сигаретный чад,
Виолончель ведет, одушевясь,
Анданте упований и утрат.

Павлины бутафорский пламень пьют,
Дам пробирает дрожь: абсента стынь
Струит Цирцеи колдовской сосуд.
Темнеет карий взгляд, густеет синь.

Трепещет звук, крещендо рвется ввысь,
И снова – спад. Сердца огнем зажглись.
Шпалера разошлась, зашелестев:
Всё шире прорезь – всё звучней напев.

Взлет – и крушение – тревожный хор –
Языческих фантазий непокой.
Стучит в висках, в сердцах – хмельной задор,
В ночь смертный взор впивается с тоской.

Кармен! Кудрей иссиня-черный жгут!
Кармен! Надежда – манит, очи – жгут.
Кармен кружит, куражится мотив;
"Кармен!" – вином навеянный порыв.

Качнув крылами, гаснущий финал
Уводит Кармен: занавес опал,
Обвисла выцветшая бахрома,
Ушли кутилы… лампы меркнут… тьма.

Рассвет: в тумане слышен скрип колес;
Вихляясь, катит прочь цыганский воз;
Но образ Кармен грезится иным
Доныне – смутен и непостижим.

Перевод с английского Джордана Катара
Записан

Есть реки в пустыне, и есть пути в одиночестве, но нет ни рек, ни пути в том, кто растворился в других.
Вэл
Виталий
Библиотекарь
********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 6652


Казахстан, г.Алматы


E-mail
« Ответ #1151 : 14 Октября 2014, 12:47:38 »

Эдмон Ростан

СМУТНОЕ ВОСПОМИНАНИЕ, ИЛИ СКОБКИ

Смеркалось. Гордый дуб покачивал ветвями
(Дуб или, может быть, одна из старых лип).
Я, с кресла встав, в траву уселся рядом с вами
Под растревоженной качалки легкий скрип.

Вы, белокуры, как блондинки из журнала,
Качались взад-вперед, что лодка средь зыбей.
Синица средь листвы беспечно щебетала
(Синица – а не то обычный воробей).

Вдали играл оркестр напевное анданте
(А может быть, и не анданте, а шансон)
И ветка – как смычок в руках у музыканта,
Во тьме незримых струн едва касалась в тон.

Искрились звезды, мир красой обезоружа,
Червонный блик играл на зеркале пруда
(Пруда, что, верно, был не более чем лужа),
И синевой теней окрасилась вода.

Во мне мечта крыла несмело расправляла
(И кто б дерзнул назвать желанием – мечту?).
Взлетали кружева – подобно опахалу;
Я их украдкою касался на лету.

На шляпке трепетал шелк щегольского банта;
Ажурный воротник подрагивал слегка,
Отделан блондами – конечно, из Брабанта
(Ну, не гипюром же с фабричного станка!).

Откуда ни возьмись – как клякса на тетради! –
Вам прямо на подол жук приземлился вдруг,
И в страхе (или страх возник предлога ради?)
Вы бросились ко мне. О, добрый старый жук!

Звучали в полутьме лукавые авансы;
В глубинах томных глаз, желанием объят,
Я душу прозревал и все ее нюансы
(Ту душу, что была не более чем взгляд).

Перевод с французского Джордана Катара
Записан

Есть реки в пустыне, и есть пути в одиночестве, но нет ни рек, ни пути в том, кто растворился в других.
Вэл
Виталий
Библиотекарь
********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 6652


Казахстан, г.Алматы


E-mail
« Ответ #1152 : 18 Октября 2014, 11:29:50 »

Поль Валери

ШАГИ

Шаги, родясь во тьме бездонной,
Прошествовали в тишине,
И, набожно и непреклонно,
Неспешно близятся ко мне.
Ваш дар я, боги, прозреваю!
Украдкой сладостной, тайком,
Тень дивная и суть живая,
Ко мне подходит босиком!
И, если поцелуй – питатель
Готов сорваться с уст твоих,
Чтобы голодный обитатель
Бессонных мыслей поутих,
Все ж сладкий миг не торопи ты,
Грань хрупкую побереги.
Я здесь затем, чтоб стали слиты
Стук сердца и твои шаги.

Перевод с французского Алексея Кокотова
Записан

Есть реки в пустыне, и есть пути в одиночестве, но нет ни рек, ни пути в том, кто растворился в других.
Вэл
Виталий
Библиотекарь
********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 6652


Казахстан, г.Алматы


E-mail
« Ответ #1153 : 18 Октября 2014, 11:35:15 »

Поль Валери

О, Красота, О Розы цвет духовной,
Твой, негасим, горит огонь верховный!
Сколь сладок дар и верить и любить!
Ты, совладав с нависшей тяжко тенью,
Меня спасла: поскольку мною быть –
Что заплутать во мрачном сновиденьи.
Ты, ритм создав, смела нагроможденье
Всех долгих лет, державших в заключеньи
Мой пленный дух: ведь до тебя я был
Отчасти жив и счастлив лишь отчасти
Как в полусне, страдал, мечтал, любил,
Но жадно ждал стократ сильнейшей страсти.
О Розы Цвет, красы необычайной,
Прими же дар заветной песни тайной,
Решился я стихотворенье спрясть:
Ты далеко, тоска мне сердце гложет –
Но знаю я: стихов волшебных власть
Моей мечте тебя вернуть поможет.

Перевод с французского Алексея Кокотова
Записан

Есть реки в пустыне, и есть пути в одиночестве, но нет ни рек, ни пути в том, кто растворился в других.
Морелла
I wouldn't want to live like this forever. But change myself? Never, never!
Книжный Эксперт
*********
Оффлайн Оффлайн

Сообщений: 13811

Nihil venerabilius eorum maiestate militibu


E-mail
« Ответ #1154 : 05 Ноября 2014, 13:57:07 »

Палка, палка...

Палка, палка, сверху рожа –
Знаю, вышло непохоже,
Только ты теперь герой,
Милый мой.
А герою – ать, ать, ать –
С кем-то надо воевать.
Я создам тебе врага:
Когти, жвалы и рога,
Можно палкой тыкать в глазик –
Станет дергаться нога.
Как закончишь этот квест,
Поезжай в Угрюмый лес
Орков рвать, как Тузик - грелку
(Ну, пока не надоест).
Носик, ротик, огуречик…
Ой, сломался человечек!
Мы починим наш картон –
God mode on!

... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...

В круговерти праведных войн и боен,
В суете постелей, в угаре драк
Ты сперва хотел умереть героем,
А теперь уже безразлично, как.

Безразлично, слышите?! Нет, не слышат:
Жрут, орут, поют на один мотив,
Но герой народу назначен свыше,
И ему не смыться, не заплатив.

Это вбито в камень, в подкорку вшито,
Это каждый носит промежду глаз:
Обещал защиту? Давай защиту!
Не уйдешь, покуда ты всех не спас!

Черный камень, белый дым,
Наш герой непобедим!
Если кто убьет героя,
Сам становится таким.
А теперь иди, дружок,
Отрабатывай должок!

Светлана Ширанкова
Записан

Everything is about control.
I must never slip, nor ever fall.
Anything is possible for me.
I must never doubt, and finally be free
Лiнкс
Administrator
Архимаг
*****
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 83815


КОФЕ - ОН!


WWW E-mail
« Ответ #1155 : 29 Декабря 2014, 01:45:09 »

Октавио Пас

Свобода - эта рифма, что ложится
с любым из слов, - меня на смерть звала,
подобно своднице или сирене,
чье горло сплошь изъедено проказой.
Как призрачная дева, с юных лет
моя свобода улыбалась мне,
как пропасть, озираемая нами
из самой пропасти самих себя.
Свобода - это крылья, ветер в листьях,
который усмирен простым цветком,
и сон про нас самих, свобода – это
свобода грызть запретный апельсин,
дверь распахнуть в проклятую темницу,
освободить страдальца от оков,
- и с этого мгновенья камень - хлеб,
и эти белые страницы - чайки,
и каждый листик на деревьях - птица,
И птицы - твои пальцы: всё - полет.

Перевод с испанского П. Грушко
Записан

«... І у вi снах, навік застиглих у моїх очах » Віктуар
jullykul
Юля, г. Одесса
Библиофил
******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 1573



E-mail
« Ответ #1156 : 17 Января 2015, 01:12:05 »

Тогда, когда любовей с нами нет,
тогда, когда от холода горбат,
достань из чемодана пистолет,
достань и заложи его в ломбард.
Купи на эти деньги патефон
и где-нибудь на свете потанцуй
(в затылке нарастает перезвон),
ах, ручку патефона поцелуй.
Да, слушайте совета Скрипача,
как следует стреляться сгоряча:
не в голову, а около плеча!
Живите только плача и крича!
На блюдечке я сердце понесу
и где-нибудь оставлю во дворе.
Друзья, ах, догадайтесь по лицу,
что сердца не отыщется в дыре,
проделанной на розовой груди,
и только патефоны впереди,
и только струны-струны, провода,
и только в горле красная вода.

И.Бродский
Записан

До новых, волнующих встреч! (с)
Вэл
Виталий
Библиотекарь
********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 6652


Казахстан, г.Алматы


E-mail
« Ответ #1157 : 18 Января 2015, 07:37:55 »

Александр Ревич

Ты– родная земля и эпоха,
я – лишь капля в реке бытия,
выдох, слово одно из*под вздоха
и одно из бесчисленных "я".
Капля тает под зноем июля,
иссякает и речь, как ручей:
в этом шумном строительстве улья,
в наслоеньях времен и ячей.
В наслоеньях и напластованьях,
в суете расставаний и встреч,
в поздних сумерках, в отсветах ранних,
где звучит материнская речь.
В этом царстве с багровой рябиной
и осиновой медной листвой
я, любимая, твой нелюбимый,
нелюбимый и всё-таки твой.
Записан

Есть реки в пустыне, и есть пути в одиночестве, но нет ни рек, ни пути в том, кто растворился в других.
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1158 : 21 Января 2015, 22:43:28 »

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.

Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный
обойтись без меня.

Иосиф Бродский
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1159 : 21 Января 2015, 22:46:40 »

Я курю, зажмурив глаза,
А когда открываю, вижу
Наклоненный зонтик от солнца,
Он похож на душу в изгнании.
Где-то рядом бранится город,
Бесконечно людские слезы
Увлажняют сухую почву.

Но откроются окна. Руки
Устремятся за беглым светом,
За пролитою песней птицы,

Как пролитые в землю слезы,
И немного, ещё немного -
Мир откроется в облаках.

Ив Гаск (перевод с французского Евгения Голосова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1160 : 21 Января 2015, 22:51:08 »

РЕЧЬ РУК

Чуть ли не час говорили со мной твои руки,
мне доводилось слышать песни рек и лесов,
но эту песню я слышал впервые —
ее исполнили руки твои.
          Кузнечик
на сосне приумолк. А там, где пылал закат,
вертикали лучей почудились мне следами, —
их оставили крылья слетевших на землю богов.
          В сумерках,
окутавших мир, только они и звучали,
только они и слышались — руки твои.

Десять сверчков на десяти твоих пальцах,
глядя в далекое небо, в экстазе
пели — и тут мне опять показалось,
почудилось, будто следы от крыльев
сложились в пять нотных линеек.

Никифорос Вреттакос (перевод с греческого С. Ильинской)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1161 : 22 Января 2015, 16:44:30 »

ВЕТЕР

Этот дом в открытом море пропадал всю ночь,
Лес трещал во тьме, и холмы гудели,
Ветра полевые в страхе бежали под окна,
Барахтались и кувыркались во влаге слепящей…
Заря залила небосвод апельсиновым соком,
Холмы поменялись местами, и ветер
Тоненькой бритвой светился во тьме изумрудной,
Сжимаясь, подобно зрачку одичавшего ока…
В полдень я пробирался вдоль дома
К двери сарая для угля. Выглянул только —
Ветер ударил меня по лицу и чуть не оставил без глаз,
Гремели палатки холмов, натягивая веревки.
Поля задрожали, а небо мне корчило рожи,
Ежесекундно что-то стучало и вдруг исчезало;
Ветер забросил сороку во тьму —
И чайку согнул, как стальную пластину. Дом
Звенел, как изящный зеленый бокал, предупреждая,
Что может разбиться в любую секунду. Зарывшись,
В мягкое кресло перед камином, схватившись
За сердце, или обняв друг друга, на пол книгу роняя,
Мы наблюдаем мерцанье огня
И ощущаем, как движется дом. Мы замираем на месте,
Глядя за окна на это дрожанье,
Слушая крики камней за горизонтом.

Тед Хьюз (перевод Алексея Костричкина)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1162 : 22 Января 2015, 16:55:01 »

НАЗАД К СИЗИФУ


Я качу этот камень и вновь, как прежде,

буду катить, как катил, чтобы увидеть,

как он опять покатится вниз.


Начинается битва, чтобы тысячу раз повториться,

битва с камнем, Сизифом или самим собой.


Камень, который не удержать на вершине:

спасибо ему за то, что он катится вниз.

Без этой бессмысленной драмы жизнь не имела бы

смысла.


Хосе Эмилио Пачеко (перевод с испанского Вячеслава Куприянова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1163 : 22 Января 2015, 16:55:22 »

ЗЕМЛЯ

Глубина Земли – это
собрание всех мертвых.
Единодушное тело
выпотрошенных поколений.

Мы попираем их кости,
сухие сгустки крови,
открытые раны,
заросшие земной плотью.

Пыль и пепел
пятнают наши лица,
как признаки вечно
длящегося убийства.

Хосе Эмилио Пачеко (перевод с испанского Вячеслава Куприянова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1164 : 22 Января 2015, 16:56:36 »

ВЫСОКАЯ ИЗМЕНА

Не люблю мою родину. Ее блеск
абстрактный невыносимый.
Но (пусть это звучит высокопарно) я отдал бы жизнь
за какой-то ее уголок, за подругу, друга,
бухту, сосновую рощу, крепость,
разрушенный город, серый, страшный,
за горы
(и за три или четыре речки).

Хосе Эмилио Пачеко (перевод с испанского Вячеслава Куприянова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1165 : 22 Января 2015, 16:57:02 »

ПОСЛЕДНЯЯ ФАЗА

Как заразна история:
          вспомни о Ниневии,
поразмысли о персах,
          не упусти из виду
все, что наблюдал в Риме:
          ни одна империя не способна
длиться тысячелетие,
          ибо не найти угнетенных,
способных вынести это.

Хосе Эмилио Пачеко (перевод с испанского Вячеслава Куприянова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1166 : 22 Января 2015, 17:00:43 »

ЦИКАДЫ


(Защита и образец поэзии)


Безымянные цитаты цикад.

Болтовня их бесплодна

и не приводит к полету

их крылышек трепетанье.

Но без этих секретных сигналов,

этих посланий друг другу,

ночь не была бы

(для цикад) ночью.


Хосе Эмилио Пачеко (перевод с испанского Вячеслава Куприянова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1167 : 22 Января 2015, 17:03:10 »

ВЧЕРА

Вчера утром была среда,
ближе к вечеру все переменилось -
вдруг настал чуть ли не понедельник,
тоска пробралась в душу,
а у трамваев,
отвозящих купальщиков на речной пляж,
случился легкий переполох.

Часов в семь
по небу проплыл аэроплан,
но даже дети
не обратили на него никакого внимания.
Вскоре похолодало.
Кое-кто даже надел шляпу.
Это было вчера. Все как обычно.
Страсть как интересно, сами видите!
Ох, уж это мне вчера, вечное вчера - по сей день.
Туда-сюда ходят по улицам
незнакомые люди
или, скажем, сидят по домам, полдничают -
кофе с молоком и рогалик, -
то-то весело!
Вчера быстро стемнело,
зажглись теплые желтые фонари,
а после, хочешь не хочешь,
наступило сегодняшнее утро,
такое похожее на вчерашнее,
только совсем-совсем другое -
иной свет, запах.
Вот почему -
надеюсь, вы меня понимаете -
позвольте мне еще поговорить про вчера,
еще хоть разок про вчера -
удивительный, необыкновенный день,
какого никогда,
никогда больше не будет на свете!

Анхель Гонсалес (перевод с испанского Натальи Ванханен)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1168 : 23 Января 2015, 15:23:17 »

БРАТЬЯ

Мариано, 25 июля 1916
 
Из какого полка вы
Братья
 
Дрожащее слово
в ночи
Новорожденный лист
 
В мучительном воздухе
невольный бунт
человека свидетеля собственной
хрупкости
 
Братья

Джузеппе Унгаретти (перевод с итальянского Евгения Солоновича)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1169 : 23 Января 2015, 15:23:34 »

ЛИНДОРО ПУСТЫНИ

Взмахи крыльев в тумане
прерывают молчание глаз

Коралловая жажда поцелуев
играет с ветром

Рассеиваюсь на рассвете

Вся моя жизнь вылилась
в росчерк ностальгии

Во мне сейчас
ожили те места на земле
где я встретил друзей
и я выискиваю направление

До самой смерти понукаем
странствием

Есть у нас передышки сна

Солнце гасит плач

Завернулся в теплое покрывало
из чистого золота

С этой террасы одиночества
тянусь к рукам лучших времен

Джузеппе Унгаретти, 22 декабря 1915 (перевод с итальянского Евгения Дюринга)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1170 : 23 Января 2015, 15:24:34 »

ЛУННАЯ НОЧЬ

Недремлющая высота следит
сквозь лунное дрожание сторожа
за тем как тихо спускается
звездная белизна моря
туда, где оперения холода
стелются по земле и исчезают.

Молча расширяются
Волны ожидания.
Ах, наконец!
Звери отбрасывают мечты
ночных водорослей
и жаждут света.

Удивленный берег
просит подаяния у ветра
чтобы взлететь к солнцу и сиять.
Самые глубокие смерти
идут к ним
как воздух к воздуху
и отяжелелые дюны
ждут белую страну
как само НИЧТО
обещанного существования.

Джузеппе Унгаретти (перевод с итальянского Сергея Шаталова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1171 : 23 Января 2015, 15:25:10 »

ГОБЕЛЕН

Когда я говорю тебе «ухожу»,
и мука такая, что отделяется от меня
и позволяет рассмотреть себя как гобелен на стене,
я начинаю вновь видеть тот невозможный остров,
который хранит нас на летнем берегу.
Как будто он вне моря, но весь пламенеющий
и совсем зеленый и на нем крепостные стены,
и все это почти под водой... почти.
Между святилищем и твоим домом
нас объединяет белая и пыльная стезя.
Кактусы, заросли можжевельника, оливы
стоят рядом с дорогой, точно с посадочной полосой.
Она такая пустая, такая безысходная,
покуда сплетает и вновь расплетает
нить неподвижного пути.
Посреди увиденного
гостиницы на распадающихся скалах
входят в самое море.
Я останавливаюсь, вдруг снова встречу твое плавание,
взмахи рук, промокшие волосы,
когда стоишь на рифе, как тритон
с эмалевыми глазами,
словно ощупывая послеполуденный ветер,
исходящий от сосен.
Слишком много времени прошло и мне уже не уйти, опять задержал гобелен, который беспощадно соткан из нас -
точная карта имен и мест несуществующих, профили лиц, вырезанных на стене, где бродят наши призраки - так любовь к летнему морю хранит нас - такая расширенная, живая.
Дно в проломах тишины, из которого восходим,
в эту новую планету,
в это проснувшееся время -
древнее, высокое, горное,
как грудь и каркас,
что имеет бесконечную судьбу
темного леса под летними облаками.

Розита Копиоли (перевод с итальянского Сергея Шаталова)
Записан
ĄсŦиỵċ
Александр Ж.
Библиофил
******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Мужской
Сообщений: 1831


Ни на что не хватает времени...


E-mail
« Ответ #1172 : 23 Января 2015, 21:28:24 »

Понравилось!=)
====================

Иосиф Бродский
Натюрморт (1971)

I

Вещи и люди нас
окружают. И те,
и эти терзают глаз.
Лучше жить в темноте.

Я сижу на скамье
в парке, глядя вослед
проходящей семье.
Мне опротивел свет.

Это январь. Зима.
Согласно календарю.
Когда опротивеет тьма,
тогда я заговорю.

II

Пора. Я готов начать.
Не важно, с чего. Открыть
рот. Я могу молчать.
Но лучше мне говорить.

О чем? О днях, о ночах.
Или же — ничего.
Или же о вещах.
О вещах, а не о

людях. Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру.

III

Кровь моя холодна.
Холод ее лютей
реки, промерзшей до дна.
Я не люблю людей.

Внешность их не по мне.
Лицами их привит
к жизни какой-то не-
покидаемый вид.

Что-то в их лицах есть,
что противно уму.
Что выражает лесть
неизвестно кому.

IV

Вещи приятней. В них
нет ни зла, ни добра
внешне. А если вник
в них — и внутри нутра.

Внутри у предметов — пыль.
Прах. Древоточец-жук.
Стенки. Сухой мотыль.
Неудобно для рук.

Пыль. И включенный свет
только пыль озарит.
Даже если предмет
герметично закрыт.

V

Старый буфет извне
так же, как изнутри,
напоминает мне
Нотр-Дам де Пари.

В недрах буфета тьма.
Швабра, епитрахиль
пыль не сотрут. Сама
вещь, как правило, пыль

не тщится перебороть,
не напрягает бровь.
Ибо пыль — это плоть
времени; плоть и кровь.

VI

Последнее время я
сплю среди бела дня.
Видимо, смерть моя
испытывает меня,

поднося, хоть дышу,
зеркало мне ко рту, —
как я переношу
небытие на свету.

Я неподвижен. Два
бедра холодны, как лед.
Венозная синева
мрамором отдает.

VII

Преподнося сюрприз
суммой своих углов,
вещь выпадает из
миропорядка слов.

Вещь не стоит. И не
движется. Это — бред.
Вещь есть пространство, вне
коего вещи нет.

Вещь можно грохнуть, сжечь,
распотрошить, сломать.
Бросить. При этом вещь
не крикнет: "Ебена мать!"

VIII

Дерево. Тень. Земля
под деревом для корней.
Корявые вензеля.
Глина. Гряда камней.

Корни. Их переплет.
Камень, чей личный груз
освобождает от
данной системы уз.

Он неподвижен. Ни
сдвинуть, ни унести.
Тень. Человек в тени,
словно рыба в сети.

IX

Вещь. Коричневый цвет
вещи. Чей контур стерт.
Сумерки. Больше нет
ничего. Натюрморт.

Смерть придет и найдет
тело, чья гладь визит
смерти, точно приход
женщины, отразит.

Это абсурд, вранье:
череп, скелет, коса.
"Смерть придет, у нее
будут твои глаза".

X

Мать говорит Христу:
— Ты мой сын или мой
Бог? Ты прибит к кресту.
Как я пойду домой?

Как ступлю на порог,
не поняв, не решив:
ты мой сын или Бог?
То есть мертв или жив?

Он говорит в ответ:
— Мертвый или живой,
разницы, жено, нет.
Сын или Бог, я твой.

Записан

Даря жизнь любви, мы делаем её смертной...
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1173 : 24 Января 2015, 15:29:09 »

Sad man jokes his own way

Я не философ. Нет, я не солгу.
Я старый человек, а не философ,
хотя я отмахнуться не могу
от некоторых бешеных вопросов.
Я грустный человек, и я шучу
по-своему, отчасти уподобясь
замку. А уподобиться ключу
не позволяет лысина и совесть.
Пусть те правдоискатели, что тут
не в силах удержаться от зевоты,
себе по попугаю заведут,
и те цедить им будут анекдоты.
Вот так же, как в прогулке нагишом,
вот так - и это, знаете, без смеха -
есть что-то первобытное в большом
веселии от собственного эха.
Серьезность, к сожалению, не плюс.
Но тем, что я презрительно отплюнусь,
я только докажу, что не стремлюсь
назад, в глубокомысленную юность.
Так зрелище, приятное для глаз,
башмак заносит в мерзостную жижу.
Хоть пользу диалектики как раз
в удобстве ретроспекции я вижу.

Я не гожусь ни в дети, ни в отцы.
Я не имею родственницы, брата.
Соединять начала и концы
занятие скорей для акробата.
Я где-то в промежутке или вне.
Однако я стараюсь, ради шутки,
в действительности стоя в стороне,
настаивать, что "нет, я в промежутке"...

Иосиф Бродский, 1965
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1174 : 24 Января 2015, 15:33:48 »

ВОЗВРАЩЕНИЕ РУТИЛИЯ

Потомок знатного рода,
ты возвращаешься в свой край,
с болью в сердце наблюдая его закат.
На всем пути, тут и там, тебе попадаются люди,
бегущие от солнца, чтобы обрести царствие небесное,
схоронясь в пещерах. Ну не бред ли
спасаться от зла, отвергая радость и свет?

Когда великое здание пошатнулось,
в трещинах его стен ты разглядел их, этих крыс,
ткущих саван для разума.
С каждым днем все меньше желающих умереть за Империю
и все больше жаждущих спасти свою жалкую душу.
Горькое возвращение: умереть в родном доме
в окружении варваров.

Хосе Агустин Гойтисоло (перевод с испанского Натальи Ванханен)

Рутилий Клавдий Намациан — римский поэт, по рождению галл, префект Рима в 416 г. После разорения Рима возвратился на родину, которую в то время опустошали вестготы. Написал поэму о своем возвращении. (Прим. перев.)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1175 : 24 Января 2015, 15:34:15 »

ЖЕНЩИНЫ ПРОШЛОГО

В приморских курзалах, в кафе,
откинувшись на спинки плетеных кресел,
растянувшись на ласковом бархате шезлонгов,
с сигаретами — о, как дерзко, как пряно! —
в платьях приглушенных тонов
или где-нибудь там, в потайных закоулках дома,
охорашиваясь у зеркала,
пудрясь, подкрашивая губы,
женщины прошлого — такие нездешние! —
казались не от мира сего.
Но когда они угощали нас леденцами
или подставляли профиль фотографу,
все мы, все поголовно, догадывались, что это ненадолго
и скоро кончится,
что красивая кинолента не может крутиться вечно,
а бесценная жемчужина,
таимая в сборках декольте
или между колен,
однажды обернется галантерейной дешевкой,
что они, в сущности, совсем как мы:
те же заботы и скука,
грусть и желания.

О, раз так, стоит ли корчить из себя богинь,
к чему
эти беспредметные вздохи,
эта немыслимая белизна одиноко парящей руки
с влажно сверкающим ноготком,
если от всего карнавала
останется десяток выцветших литографий
и груда шляпных коробок, набитых желтыми фото,
из которых нет-нет да и выскользнет надтреснутая патефонная пластинка.

Хосе Агустин Гойтисоло (перевод с испанского Натальи Ванханен)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1176 : 24 Января 2015, 15:34:45 »

ДОМ, КОТОРОГО НЕТ

Говорят, это тоска, ностальгия.
Тоска по чему? — удивляется он. —
По жизни, расколотой надвое?
Заросшему саду? Смутным и страшным
годам? Брюкам мышиного цвета?
Только в детстве помнится ему праздник,
краткий и быстролетный.
Иногда во сне хочется продлить его надолго, может быть, навсегда.
Так нерадивый ученик, знай, мечтает о чем-то,
уставившись в угол.

Вечный страх потерять тех, кого любишь,
создал вот здесь, рядом,
неприметную дверцу,
открывающуюся внутрь,
но и за ней оказалась
лишь зябкая пустота,
эхо, говорящее его же словами,
веющее полузабытым испугом.

Он переходит из вчера в завтра,
словно одолевает крутой перевал,
воскрешая хижины и замки,
сметенные войной и ветрами,
забывая и путая дни,
в надежде остановить время раньше,
чем оно остановит его.
      О нелепый, заблудший
нищий король! Озноб ночной непогоды
пробегает по твоей спине,
а ты все идешь и идешь от бездны к бездне,
высматривая во тьме далекий свет дома,
которого нет!

Хосе Агустин Гойтисоло (перевод с испанского Натальи Ванханен)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1177 : 24 Января 2015, 15:54:04 »

ПРИЧИНЫ
 
Былые вечера и поколенья.
Начала не имеющие дни.
Глоток воды, коснувшийся гортани
Адама. Безмятежный райский строй.
Зрачок, пронизывающий потемки.
Клубленье волчьей свадьбы на заре.
Слова. Гекзаметры. Зеркальный отсвет.
Высокомерье Вавилонской башни.
Любимая халдеями Луна.
Неисчислимые песчинки Ганга.
Сон мотылька о яви Чжуанцзы.
Заветный сад на острове блаженных.
Загадочный бродячий лабиринт.
Бессрочная тканина Пенелопы.
Зенонов круг сомкнувшихся времен.
Монета, вложенная в рот умершим.
Геройский меч на роковых весах.
Любая капля греческой клепсидры.
Штандарты. Летописи. Легионы.
Палатка Цезаря фарсальским утром.
Тень трех крестов на меркнущем холме.
Восток, отчизна алгебры и шахмат.
Следы бесчисленных переселений.
Державы, покоренные клинком.
Бессменный компас. Грозная стихия.
Часы, отстукивающие память.
Король под занесенным топором.
Несчетный прах давно погибших воинств.
Трель соловья над датскою землей.
Самоубийца в зеркале. Колода
Крапленая. Несытый блеск монет.
Преображенья облака над степью.
Причудливый узор калейдоскопа.
Любая мука. Каждая слезинка.
...Как все с необходимостью сошлось,
Чтоб в этот миг скрестились наши руки.

Хорхе Луис Борхес (перевод с испанского Бориса Дубина)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1178 : 24 Января 2015, 15:55:05 »

То, что нам принадлежит
 
Мы любим то, о чем никогда не узнаем; то, что потеряно.
Кварталы, которые раньше были окраинами.
Древности, которым уже не под силу разочаровать нас,
потому что они стали блестящими мифами.
Шесть томов Шопенгауэра,
которые останутся недочитанными.
По памяти, не открывая ее, — вторую часть “Дон Кихота”.
Восток, несомненно не существующий для афганца,
перса и турка.
Наших предков, с которыми мы не смогли бы проговорить
и четверти часа.
Изменчивые образы памяти,
сотканной из забвения.
Языки, которые мы едва понимаем.
Латинский или саксонский стих, повторяемый по привычке.
Друзей, не способных предать нас,
потому что их уже нет в живых.
Безграничное имя Шекспира.
Женщину, которая была рядом с нами, а теперь так далеко.
Шахматы и алгебру, которых я не знаю.

Хорхе Луис Борхес (перевод с испанского Андрея Щетникова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1179 : 24 Января 2015, 15:56:09 »

ЖИВУЩИЙ ПОД УГРОЗОЙ
 
Это любовь. Мне надо спрятаться или бежать.
Стены ее тюрьмы растут, как в ужасном сне. Маска
красоты переменилась, но, как всегда, осталась единственной. Какую
службу мне теперь окажут эти талисманы: ученые занятия, широкая
эрудиция, знание тех слов, которыми суровый Север воспел
свои моря и стяги, спокойная дружба, галереи
Библиотеки, обыденные вещи, привычки, юношеская любовь
моей матери, воинственные тени мертвых, безвременье ночи
и запах сна?
Быть с тобой или не быть с тобой — вот мера моего времени.
Кувшин уже захлебывается источником, человек уже поднимается
на звук птичьего голоса, все те, кто смотрел сквозь окна, уже ослепли,
но тьма не принесла умиротворения.
Я знаю, это — любовь: мучительная тоска и облегчение от того, что
я слышу твой голос, ожидание и память, ужас жить дальше.
Это любовь с ее мифами, с ее мелкими и бесполезными чудесами.
Вот угол, за который я не отваживаюсь заходить.
Ко мне приближаются вооруженные орды.
(Это место жительства ирреально, и она его не замечает.)
Имя женщины выдает меня.
Женщина болит во всем моем теле.

Хорхе Луис Борхес (перевод с испанского Андрея Щетникова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1180 : 24 Января 2015, 20:26:38 »

РОЗА

Та роза,
которая вне тленья и стиха, –
всего лишь аромат и тяжесть, роза
чернеющих садов, глухих ночей,
любого сада на любом закате,
та, воскресающая волшебством
алхимика из теплой горстки пепла,
та роза персов или Ариосто,
единая вовеки,
вовеки роза роз,
тот юный платонический цветок –
слепая, алая и для стиха
недосягаемая роза.

Хорхе Луис Борхес. Из книги "Страсть к Буенос-Айресу", 1923 (перевод с испанского Бориса Дубина)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1181 : 24 Января 2015, 20:27:04 »

ТРУКО

Колода перекраивала жизнь.
Цветные талисманы из картона
стирали повседневную судьбу,
и новый улыбающийся мир
преображал похищенное время
в безвредные проделки
домашних мифов.
В границах столика
текла иная жизнь.
Лежала незнакомая страна
с горячкой ставок, риском понтировки,
всевластьем меченосного туза —
всесильного Хуана Мануэля
и кладезем надежд — семеркой черв.
Неспешный мате
умерял слова,
перипетии партий
повторялись —
и вот уж нынешние игроки
копируют забытые сраженья,
и воскрешаются за ходом ход
роды давным-давно истлевших предков,
все те же строки и все те же штуки
столице завещавших навсегда.

Хорхе Луис Борхес. Из книги "Страсть к Буенос-Айресу", 1923 (перевод с испанского Бориса Дубина)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1182 : 24 Января 2015, 20:27:25 »

ЧИТАТЕЛЬ

Кто-то гордится каждой написанной книгой,
я - любою прочтенной.
Я не мечтал быть филологом,
погружаться в склоненья, залоги,
кропотливые превращения звуков,
"д", перешедшее в "т",
"г", замещенное "к",
но пронес через все свои годы
любовь к языку.
Ночь со мной коротает Вергилий,
ведь желанье постичь, а потом позабыть латинский -
это род одержимости, а забвенье -
та же память, ее глухое подполье,
оборотная, скрытая сторона монеты.
Когда из слабеющих глаз исчезли
мои ненаглядные тени,
лица и строки,
я принялся учить стальное наречье,
язык отцов, на котором слагались гимны
клинкам и взморьям,
и теперь, через семь столетий,
из окраинной Фулы
до меня долетает твой голос, Снорри.
Юный читатель следует строгому распорядку,
чтобы взамен получить столь же строгое знанье;
а в мои лета любой расчет - авантюра
у самого края ночи.
Мне не постичь твоих древних речений, Север,
не окунуть ненасытных рук в твое золото, Сигурд;
мой замысел безграничен
и пройдет со мной до могилы, -
непостижимый, как мирозданье
и я, ученик за книгой.

Хорхе Луис Борхес (перевод с испанского Бориса Дубина)
Записан
Лiнкс
Administrator
Архимаг
*****
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 83815


КОФЕ - ОН!


WWW E-mail
« Ответ #1183 : 29 Января 2015, 19:27:51 »

Николай Гумилев


Деревья


Я знаю, что деревьям, а не нам,
Дано величье совершенной жизни,
На ласковой земле, сестре звездам,
Мы — на чужбине, а они — в отчизне.

Глубокой осенью в полях пустых
Закаты медно-красные, восходы
Янтарные окраске учат их, —
Свободные, зеленые народы.

Есть Моисеи посреди дубов,
Марии между пальм… Их души, верно
Друг другу посылают тихий зов
С водой, струящейся во тьме безмерной.

И в глубине земли, точа алмаз,
Дробя гранит, ключи лепечут скоро,
Ключи поют, кричат — где сломан вяз,
Где листьями оделась сикомора.

О, если бы и мне найти страну,
В которой мог не плакать и не петь я,
Безмолвно поднимаясь в вышину
Неисчислимые тысячелетья!
Записан

«... І у вi снах, навік застиглих у моїх очах » Віктуар
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1184 : 31 Января 2015, 22:10:04 »

ШОПЕН

Над землёй склоненный, притаясь в сирени,
Соловью и девушке он поющей внемлет,
С лепестков снимает он росы свеченье,
Чтоб стряхнуть на землю, покидая землю.

Как Боян былинный, лебедями руки,
Ослабев, на клавиши в зале опускает.
Женщины бледнеют, как цветы в недуге,
И мужчины шепчут; музыка больная.

Задыхаясь, думает: сердце будет немо, -
Пусть тогда вернется в край, где рушат грозы
И дубы и храмы, души и поэмы...
И горит, вернувшись к нам, сердце вечной розой.

Ярослав Ивашкевич (перевод с польского Н. Сидоренко)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1185 : 31 Января 2015, 22:22:08 »

ЗЕЛЕНЫЙ САД ЗИМОЙ

Мой мир это мой мир
я не могу вам его открыть

И если даже я вам опишу
изваяния всех двенадцати месяцев
скрытые в гуще зелени

каждый из вас увидит
иную зелень —
другие статуи
и не такую зелень

А если я опишу вам свою печаль
она покажется вам смешной
детской печалью

ибо она
полна очарованья

как зеленый сад
зимой

Ярослав Ивашкевич. Из книги «Ксении и элегии», 1971 (перевод с польского Андрея Базилевского)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1186 : 31 Января 2015, 22:23:55 »

Ссохлось перо, но пока еще пишет,
Сердце застыло, но все-таки бьется,
Голос звучит... хоть никто и не слышит,
Звезды — ничьи — отраженье в колодце.

Ночью бредут по дороге деревья,
Клонятся липы, ломаются ветви,
В голосе ветра слышу напев я:
Было и нет — и не будет вовеки.

Рано. Не время. Никто не ответит,
Чем тебе было стать суждено.
То ли ты ветвь, и унес тебя ветер,
То ли ты — камень, упавший на дно.

Ярослав Ивашкевич. Из книги «Темные тропинки», 1957 (перевод с польского Андрея Базилевского)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1187 : 03 Февраля 2015, 04:17:13 »

ПЕСНЯ БЕЗУМНЫХ ПЧЕЛ

Надзвездный запах меда
в цветах рождает зависть,
надзвездный запах меда
нас выманил из ульев.

И запах, и жужжанье,
застывшие в лазури,
и запах, и жужжанье,
без пауз, без названья,

прельстили нас, наивных,
забыть сады земные
позвали нас, наивных,
изведать роз нездешних.

Забросив род и рой свой,
мы, пчелы, в приключенья,
забросив род и рой свой,
ликующе пустились.

Никто по доброй воле
не может страсть отринуть,
никто по доброй воле
не может смерть снести.

Все больше изможденны,
все ярче просветленны,
все больше изможденны,
к уклончивой звезде —

взлетели и исчезли,
беззвучны, бестелесны,
взлетев, мы растворились
повсюду и нигде.

Кружится снег. Мы гибнем,
на землю возвращаясь.
Кружится снег. Мы гибнем.
Меж ульев снег идет.

Мартинус Нейхоф, 1934 (перевод Марины Палей)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1188 : 03 Февраля 2015, 04:18:41 »

IMPASSE

Мы собирались кофе в кухне пить.
А мне покоя не давал вопрос.
Но стыдно было спрашивать всерьез...
Хотел как бы случайно я спросить.

И вот сейчас я мог ее застать
Почти врасплох: плитой поглощена,
Она могла быть незащищена,
И вскользь я обронил: о чем писать?

Как раз наш громкий чайник закипел,
И пар, ее окутав, отлетел
В раскрытое окно, в глициний синих стаю.

И молвила она, по чашечкам струя
Уютный кипяток, чья тонкая струя
Дарила аромат, — заступница моя,
Она сказала просто: я не знаю.
 
Мартинус Нейхоф, 1934 (перевод Марины Палей)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1189 : 03 Февраля 2015, 04:19:48 »

ОБЛАКА

Далёкий день. Безбрежна панорама
Сияющих небес. Я с матерью лежу
В цветущем вереске и в облака гляжу…
“Что видишь там, скажи!” – смеётся мама.

И я кричу: “Вон кит! Он ловит рыбку!
Вон Скандинавия! А вон, гляди-ка, слон!”
Сон, словом став на миг, плывёт в свой легион…
А мама тихо плачет сквозь улыбку.

Всё гуще облака, всё реже в небо взгляды –
Я повзрослел. Стал тусклым солнца луч.
И я не смог спастись от чуждых туч,
Что жизнь теснят с упорностью армады.

А в вереске мой сын – ему ещё легка
Лепнина облаков, их ловит наудачу…
И мне понятна мамина тоска:
Другие облака. Я плачу.

Мартинус Нейхоф (перевод Марины Палей)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1190 : 03 Февраля 2015, 21:27:52 »

ДЛЯ КОГО Я ПИШУ

Случается, репортер или литературный критик, а то и просто
кто-нибудь из любопытствующей публики
спрашивает меня: «Для кого ты пишешь?»
Ну, уж конечно, я пишу не для этого господина
в сюртуке щегольского покроя, и тем более не
для его сердитых усов,
и даже не ради его указательного пальца,
грозящего в такт похоронному маршу.
Наплевать мне также на всяческие кареты и экипажи,
равно как и на их содержимое (видите, там,
за стеклом, ледяными молниями посверкивают лорнеты).
Пишу я, пожалуй, для тех, кто меня не читает.
Вот, например, для этой женщины,
которая стремглав бежит по проулку, словно боится,
что опоздает отворить двери рассвету.
Или для этого старика, который прикорнул на скамейке
и не замечает того, как закатное солнце
любовно обхаживает его своими лучами.
Я пишу для всех своих не-читателей, которым
нет до меня никакого дела, но которым
я все-таки нужен, хотя они обо мне и не знают.
Для этой вот девушки, взглянувшей на меня мимоходом, —
ведь мы с ней собратья по невероятному приключению
под названием «жизнь».
Для этой ссутулившейся у порога старухи,
которая сама породила столько жизней и столько
натруженных жизнью ладоней.
Я пишу для влюбленных; пишу
для всевозможных прохожих:
для того, кто пронес мимо меня свои печальные
глаза; для того, кто даже и не взглянул в мою
сторону, для того, наконец, кто рухнул замертво,
потому что трижды кричал нам, а мы его не услышали.
Я пишу для всех. Но прежде всего, повторяю, —
для тех, кто меня не читает.
Я пишу для каждого в отдельности и для всех скопом.
Пишу для сердец, для губ, для ушей, которые,
может быть, и не слышат меня, но все равно
внимают моему слову.

Висенте Алейсандре (перевод С. Гончаренко)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1191 : 04 Февраля 2015, 18:24:02 »

ВОСПОМИНАНИЕ О ГОЛЛАНДИИ

Голландию вспоминая,
на беспредельных равнинах
вгоку свободные реки,
на горизонте вдали
редкие тополя
в полях пустынных
машут плюмажами
у края бескрайней земли,
утонули усадьбы
в могущественных просторах,
колокольни, рощи, деревни
разбрелись по травам,
рассеялись,
отразившись в озерах,
церкви и вязы
в союзе величавом,
низко висят небеса,
в тумане млечном
медленно гаснет солнце
и первый блеск звезды,
здесь в любой стороне
слушают и боятся
с горем ее извечным
извечный голос воды.

Хенрик Марсман (перевод Н. Мальцевой)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1192 : 04 Февраля 2015, 18:28:34 »

ЗИМНИЙ САД

Пришла зима. И медленные листья,
одетые в молчание и злато,
диктуют мне блистательные строки.
Я — снежная тетрадь,
широкая ладонь или поляна,
застывшая округа,
безмолвное угодье зимней стужи.
Огромный мир шумел своей листвою,
пшеничные созвездья полыхали
в ночи, как красные цветы ожогов,
затем настала осень, и вино
свои на небе начертало знаки:
всё кануло, движенье небосвода
перевернуло чашу лета,
и кочевые облака померкли.
Я буду ждать на траурном балконе,
среди плющей, как бы в далёком детстве,
когда земля свои расправит крылья
над обезлюдевшей моей любовью.
Я знал, что розе суждено упасть,
что нежность персика недолговечна,
но возродится косточка его:
я охмелел, пригубив эту чашу,
и море стало мне мрачнее ночи,
когда румянец обратился в пепел.
Земля лежит сегодня
в спокойном сне, забыв свои вопросы,
расправив шкуру своего молчанья.
Я возвращаюсь к жизни,
завёрнутый в холодный плащ дождя,
в далёкий смутный гул колоколов:
я задолжал безжизненной земле
моих ростков свободу.

Пабло Неруда (перевод с испанского Андрея Щетникова)
Записан
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1193 : 04 Февраля 2015, 18:40:00 »

Устав от огорчений повседневных,
От ссор и споров, от обидных слёз,
От ревности слепой, от взоров гневных
И от ночей без радостей и звёзд, —
В полночный час, холодный и суровый,
Решила я оставить дом, семью,
Всё позабыть и стать свободной снова,
Мечтать, дерзать, искать звёзду свою.

…Закрыла за собою дверь с трудом,
Но — закричал ребенок мой спросонок.
Я как безумная ворвалась в дом,
Лишь только бы не плакал мой ребёнок!..

Сильва Капутикян, 1944
Записан
ALICE
Euterpē
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Сообщений: 3752



E-mail
« Ответ #1194 : 07 Февраля 2015, 16:31:30 »

Бенни Андерсен

Последнее в мире стихотворенье

 
Будь это последнее в мире стихотворенье

я сделал бы его как можно длиннее

длинным-предлинным

но на последних строчках замедлил скорость

приостановился бы прежде чем его кончить

из страха рухнуть в пространство

или лег бы на живот

и подполз к самой кромке

ухватился покрепче за крайние слова

и осторожно свесился бы над пропастью

в которую срываются все стихи

и попробовал заглянуть под стихотворенье

воспользовался бы редкой возможностью

увидеть стихотворенье с изнанки

ведь что если бы оно оказалось

первым в мире

 
Тогда бы я стал передвигаться как муха

по оборотной стороне

поочередно цепляясь

слово за слово

пока не выучил бы его наизусть

а одолев последнюю строчку

попробовал снова перекочевать наверх

повисел бы дрыгая ногами и слегка отдышавшись

подтянулся и взобрался на кромку

и объявился в начальной строке

или еще где-то

 

Будь это последнее в мире стихотворенье

я бы отказался этому верить

а может отложил бы его на потом

и принялся за другое

 

Будь это последнее в мире стихотворенье

я бы отказался его сочинять

во всяком случае поскорей бы остановился

например здесь


Перевод Норы Киямовой
Записан

Если во всем облом, сдавайся и иди в библиотеку. С. Кинг
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1195 : 08 Февраля 2015, 03:31:45 »

ЗИМНИЕ СУМЕРКИ

Золотистых берегов полуокружье,
голубой, непотемневший небосвод,
белых чаек нескончаемый полет,
что вскипает и бурлит в надводной стуже, —

чайки кружатся, не ведая границ,
словно снег над растревоженной пучиной.
Разве веровал я прежде хоть единой
песне так, как верю песне белых птиц?

Их все меньше, и нисходят в мир бескрайный
драгоценные минуты тишины,
я бету вдоль набегающей волны
прочь от вечности, от одинокой тайны.

Сединой ложится сумрак голубой
над седыми берегами, над простором
синевы, — о, знанье чуждое, которым
песню полнит нарастающий прибой.

И все больше этой песнею объята
беспредельно отрешенная душа,
я бегу, морскою пеною дыша,
в мир неведомый, за линию заката.

Там, где марево над морем восстает,
за пределом смерти — слышен голос дивный,
жизнеславящий, неведомый, призывный —
но еще призывней блеск и песня вод.

Вечный остров, — о, блаженная держава,
край таинственный, куда несут ладьи
умирающих в последнем забытьи,
где прекрасное царит, где меркнет слава, —

я не знаю — это страсть или тоска,
панихида или песнь над колыбелью,
и не жизнью ли с неведомою целью
я уловлен у прибрежного песка?

Но зачем тогда забвенье невозможно,
если нового постигнуть не могу?
Так зачем же помню здесь, на берегу,
как я странствовал и как любил тревожно —

я. рожденный неизвестно для чего,
в час мучительный, ценой ненужной смерти, —
и бегу я от великой круговерти
в тот же мир самообмана своего…

Где, когда найду ответ?.. но нет… Прохожий
поздоровался со мной — и вслед ему
я смотрел, пока не канул он во тьму, —
может, в мире есть еще один, похожий?

Это был рыбак из старого села,
он шагал среди густеющих потемок,
волоча к лачуге мачтовый обломок —
тяжела зима, и ноша тяжела.

Я пошел за ним, его не окликая,
тяжесть песни нестерпимую влача,
о, упущенное время, — горяча
рана совести во мне, — волна морская

мне поет, но стал мне чужд ее язык
в этом крошечном и безнадежном круге,
зимний ветер все сильней; с порывом вьюги
я качнусь и осознаю в тот же миг:

что в несчастье — исцеленье, и понятно,
что тоска по дому здесь, в чужом краю,
песней сделала немую боль мою, —
это все, — и я уже бреду обратно

к деревушке между дюн, и сладко мне
так идти и наблюдать во тьме вечерней,
как в рыбацкой покосившейся таверне
лампа тускло загорается в окне.

Адриан Роланд Холст (перевод Е. Витковского)
Записан
Медведица Кайя
из ласточек - в колдуньи!
Книжный Эксперт
*********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 14613


Ignis fatuus


E-mail
« Ответ #1196 : 09 Февраля 2015, 00:01:36 »

я не знаю кто. Но цепляет....

Иешуа

И ты, вероятно, спросишь: какого лешего?
А я отвечу пафосно: было нужно.
Ну, в общем, кажется, звали его Иешуа,
Мы пили красное поздней ночью из чайных кружек.

И он как-то очень свежо рассуждал о политике
И все твердил: мол, нужна любовь и не надо власти.
И вдруг сказал: "Ты уж не сочти меня нытиком,
Но я устал, понимаешь, устал ужасно.

Стигматы ноют от любых перемен погоды,
И эти ветки терновые к черту изгрызли лоб.
Или вот знаешь, летом полезешь в воду,
И по привычке опять по воде — шлеп-шлеп...

Ну что такое, ей-богу, разнылся сдуру.
Что ж я несу какую-то ерунду?!
... Я просто... не понимаю, за что я умер?
За то, чтобы яйца красили раз в году?

О чем я там, на горе, битый день долдонил?
А, что там, без толку, голос вот только сорвал.
Я, знаешь ли, чертов сеятель — вышел в поле,
Да не заметил сослепу — там асфальт.

И видишь ведь, ничего не спас, не исправил,
А просто так, как дурак, повисел на кресте.
Какой, скажи, сумасшедший мне врач поставил
Неизлечимо-смертельный диагноз — любить людей?"

Он сел, обхватив по-детски руками колени,
И я его гладила по спутанным волосам.
Мой сероглазый мальчик, ни первый ты, ни последний,
Кто так вот, на тернии грудью, вдруг понял сам,

Что не спросил, на крест взбираясь, а надо ли?
(У сероглазых мальчиков, видимо, это в крови).
... А город спит, обернувшись ночной прохладою,
И ты один — по колено в своей любви.
Записан

First born unicorn. Hard core soft porn.
Лiнкс
Administrator
Архимаг
*****
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 83815


КОФЕ - ОН!


WWW E-mail
« Ответ #1197 : 09 Февраля 2015, 00:06:29 »

я не знаю кто. Но цепляет....


reine de chaos
http://www.diary.ru/~reinechaotic/p26644514.htm?oam#more1
Записан

«... І у вi снах, навік застиглих у моїх очах » Віктуар
Медведица Кайя
из ласточек - в колдуньи!
Книжный Эксперт
*********
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 14613


Ignis fatuus


E-mail
« Ответ #1198 : 09 Февраля 2015, 00:18:17 »

reine de chaos
http://www.diary.ru/~reinechaotic/p26644514.htm?oam#more1
  :) Ага. жаль, бе3лично. Так мало никнейма, когда такое пишут.
Записан

First born unicorn. Hard core soft porn.
Maryna
Библиоман
*******
Оффлайн Оффлайн

Пол: Женский
Сообщений: 4015



E-mail
« Ответ #1199 : 14 Февраля 2015, 16:47:59 »

РАДОСТИ ПРОКЛЯТЫХ

радости проклятых
лимитированы короткими моментами
счастья
как глаза во взгляде пса,
как брусок воска,
как огонь, охватывающий здание мэрии,
страну,
континент,
огонь, охватывающий волосы
дев и монстров
и ястребов, жужжащих в персиковых деревьях
в когтях которых - морское течение.
Время
пьяное, сырое
все в огне,
все промокло,
все хорошо.

Ч. Буковски
Записан
Страниц: 1 ... 21 22 23 [24] 25 26 Вверх Печать 
Форум Альдебаран  |  Литература  |  Литературные процессы и течения (Модераторы: Лiнкс, Chukcha2005)  |  Тема: Любимое стихотворение - 8 « предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  

Powered by SMF 2.0.9 | SMF © 2006-2011, Simple Machines LLC